Содержание железа в воде

Основной проблемой подземных вод  Москвы и Подмосковья считаются повышенное содержание железа и жесткость. Встречаются районы, где вода пахнет сероводородом, а также превышен марганец, фтор и аммиак. Часто в воде присутствуют примеси в виде песка или других мелких частиц.

При загородном строительстве воду часто берут из артезианских скважин, а не из колодцев.  Во-первых,  потому, что  состав  артезианской  воды  наиболее  стабилен, не  подвержен сезонным колебаниям и влиянию поверхностных загрязнений на близлежащих территориях. Вода в колодце зависит, от времени года, от количества удобрений на соседних полях и от много другого. Во-вторых, вода в скважинах, как правило, не содержит наиболее сложных с точки зрения водоочистки загрязнений: органических  веществ,  бактерий,  вирусов,  тяжелых  металлов.  С  другой  стороны,  вода  из скважины часто имеет повышенное содержание железа и солей жесткости. Рассмотрим опасности, «подстерегающие» тех, кто использует скважину с повышенным содержанием железа.

Типичная картина, которая наблюдается при подъеме железистой воды из скважины, такова. Вначале вода, выкаченная из скважины, абсолютно прозрачна и кажется чистой, но проходит  несколько часов  и вода мутнеет, приобретая специфический желтоватый цвет. Спустя несколько часов муть начинает оседать, образуя рыхлый осадок.  Процесс  осаждения  может  длиться  несколько  дней.  Скорость  процесса  зависит  от температуры и состава воды. Наличие железа можно определить и на вкус. Начиная с концентрации 1,0-1,5 мг/л вода имеет характерный неприятный металлический привкус. Железо в воде не позволяет приготовить хороший чай или кофе, нельзя делать соки, компоты, квас. Высокие концентрации железа в воде вызывают аллергические реакции, могут привести к заболеваниям крови. Если железа больше 1 мг/л - желтеет кожа, волосы блекнут и теряют естественный цвет, седые и светлые приобретают рыжеватый оттенок.  При концентрации железа 10 мг/л  волосы теряют свою естественную структуру.

Стирка  в «железистой» воде  гибельна  для  белья - если  концентрация  железа больше 1,0 мг/л, то всё бельё желтеет. Добавка стиральных порошков, и особенно отбеливателя, приводит  к  интенсивному  образованию  хлопьев железа уже  при концентрации 0,3 мг/л. «Железистая» вода портит кафельную плитку, эмаль и фаянс сантехнических изделий. Желто-коричневые натеки на их глазурованной поверхности можно удалить только кислотосодержащими моющими средствами. Но кислота разрушает глазурь,  которая является защитой  для  керамики. И как только она  разрушается, железо приникает в поры керамики и эмали, откуда его уже никак не достать, после чего белизна ванн, раковин, унитазов навсегда утрачивается.

В системе горячего водоснабжения проблемы, обусловленные повышенным содержанием железа, многократно возрастают. Уже при концентрации 0,5 мг/л идет интенсивное  появление хлопьев, образующих рыхлый  шлам, который забивает теплообменники, радиаторы, трубопроводы, сужает их проходное сечение. Шлам попадает в краны, смесители, приборы автоматики. При концентрации 1,5-3 мг/л шаровые краны и смесители выходят из строя уже через несколько месяцев. При высоких температурах шлам затвердевает  в  виде  осадка на  металлических  поверхностях, что  проводит  к  снижению теплоотдачи и коррозии.

В железистых отложениях идёт  размножение железобактерий. Оно начинается уже при  концентрации железа 1-2 мг/л, и  скорость их размножения зависит от того,  насколько много кислорода и тепла - процесс активно идет уже при 30-45 градусах. Эти микроорганизмы  образуют  ветвящиеся  колонии, которые  осложняют  работу  гидротехнических  сооружений, а система горячего  водоснабжения - просто  идеальное  для  них  место. Буквально за несколько месяцев водопровод может полностью зарасти шламом из железобактерий грязного бурого цвета. А о приборах автоматики и сантехники, в которые «выстреливают» шламовые пробки, и говорить нечего. В условиях малого протока воды через полгода  эксплуатации  водопровода  на  внутренней  поверхности  труб железобактерии образуют обрастания в виде бугров высотой до 10 мм. Именно под такими буграми начинается  разрушение  материала  труб, а  при  более  длительной  эксплуатации  образуются свищи. В дальнейшем образование бугров на стенках водопроводов приводит к зарастанию всей внутренней поверхности, что сопровождается потерей напора воды. Интенсивные налеты, связанные с жизнедеятельностью бактерий, также происходят и в  теплообменных аппаратах  систем  теплоснабжения; даже  относительно  тонкий  слой обрастания  сильно  снижает  эффективность работы  систем. В отложениях, образованных железобактериями, находят благоприятные условия для жизни и другие микроорганизмы,  в  том  числе  кишечные  палочки,  гнилостные  бактерии,  различные  черви  и другие.

Российские  санитарные  нормы  ограничивают  концентрацию  железа  в  воде предназначенной для хозяйственно-питьевых нужд  в количестве  0,3 мг/л.   В подземной же воде концентрация железа колеблется в пределах от 0,5 до 50 мг/л.  В Центральном регионе,  включая  Подмосковье - от 0,5 до 10 мг/л,  наиболее  часто 3-5 мг/л.  На Дальнем  Востоке  и  в  Западной  Сибири  практически  все  эксплуатируемые  водозаборные  скважины имеют повышенное содержание железа (до 50 мг/л), причем иногда оно находится в трудно окисляемых органических комплексах. Как правило,  в подземных водах наблюдается высокая (до 300 мг/л) концентрация углекислоты и сероводорода, что свидетельствует о повышенной ее кислотности,  последнее обуславливает увеличение растворимости железа в воде. В последнее время все больше домовладельцев и руководителей предприятий приходят к пониманию того, что без систем удаления железа не обойтись. Игнорирование проблемы железа  в воде  стоит им дорого  и  приводит к  выходу из  строя импортных  смесителей, отказу импортной бытовой  техники, систем отопления и нагрева воды к потере «белизны» ванн, кафельной плитки. Обезжелезивание воды крайне необходимо предприятиям пищевой промышленности, поскольку для своих  нужд они, как правило, берут воду из подземных источников.

ЗАДАТЬ ВОПРОС О ВОДЕ

Наши партнеры